Верхний баннер

Эмма КИНАС, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» НЕ БОЙСЯ СТАТЬ СОБОЙ /Из цикла «Наши люди»/

https://kamchatinfo.com/

8c2b600c98ccb56dc3cc51a4f92981dd

Фото Анастасии ЕРОХИНОЙ, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

В прошлой жизни он был популярным радиоведущим, душой веселых компаний, девчонки сходили от него с ума, но он оставался неприступным холостяком. Она — была успешным сотрудником торговой компании, с удовольствием брала кредиты и тратила их на покупки и путешествия, любила шумные вечеринки. Словом, обычные люди. Обычные жители Камчатки. Они были знакомы и даже нравились друг другу, но «вращались на разных орбитах». Все самое интересное и важное случилось с ними в жизни нынешней — в той, где они счастливые супруги, любящие родители, смелые предприниматели... И вообще — смелые. Потому что теперь они не «обычные» люди, а йоги, вегетарианцы, словом — «какие-то странные».

Максим Кассап, известный ди-джей Макс Восьмой, уже несколько лет вместе с единомышленниками открывает всем желающим двери в мир бхакти-йоги, правильного питания и осознанного отношения к жизни. Его жена Василиса — вдохновительница и первейшая помощница. Вместе они решились перейти от просветительских семинаров о пользе вегетарианства и других ведических практик к непростому делу: обеспечению петропавловских приверженцев здоровой пищи качественными и разнообразными продуктами. Так появился магазин «Вегетория», удивляющий богатым ассортиментом, а затем и экопекарня, где пекут хлеб по традиционным рецептам на заквасках, без применения дрожжей. К слову, на прошедшем недавно конкурсе «Лидер качества Камчатского края −2016» хлеб экопекарни был признан победителем в номинации «Хлебобулочные изделия».

Сегодня Максим и Василиса рассказывают о крутых поворотах на своем жизненном пути, о трудностях и радостях, поджидающих тех, кто свернул с накатанной трассы под названием «всё, как у людей» в чистое поле безграничных возможностей и неожиданных испытаний.

 

Встреча с инопланетянами

 

— С чего все началось? Вы помните «точки невозврата», когда вы отказались от привычных устремлений и потянулись к совсем другим ценностям?

Максим:

-Со мной это произошло в 2003 году. Я был популярным ди-джеем, все меня знали и любили. Вечеринки, тусовки, сноуборд, в общем, полный рок-н-ролл. И вдруг я знакомлюсь с ребятами, которые продвигают знание о йоге. И какие-то они были... инопланетяне. Все, что меня интересовало, не трогало их. Тачки, музыка, сноуборд, девчонки — их этим было не пронять. И только когда мы вместе поехали на океан, мы обнаружили нечто общее: мощь и величие океана завораживали нас одинаково сильно.

Я сразу стал ощущать, что свет в глазах моих новых знакомых какой-то правильный. В их словах есть правда. А мои ценности — поверхностны, материальны, да и не ценности вовсе. И хотя на тот момент сбросить меня с высоты моего эго было практически невозможно (очень уж комфортно я себя чувствовал в статусе «Мега-Супер-Гиперстар Макс Восьмой»), с этими ребятами мне было интересно. Я приходил, слушал и чувствовал, что мне — туда. И вместе с философией йоги я воспринял идею вегетарианства. Попробовал новую систему питания, мне она понравилась и стала неотъемлемой частью моей жизни.

Когда я стал глубже погружаться в философию йоги, все говорили: «Макс с катушек съехал!» и крутили пальцем у виска, мол, сектант. Сначала пытался спорить, доказывать, потом махнул рукой. Я понял, что это — мое, и осознал, что для меня так лучше. Позже некоторые из тех, кто крутил пальцем, пришли ко мне и стали задавать вопросы, тоже чувствуя потребность найти что-то настоящее. Но до сих пор находятся странные люди, которые пытаются «клеймить» нас.

Василиса:

— Мне было лет 25, когда моя жизнь разделилась на «до» и «после», и из прежней я мало что помню, да и нет желания вспоминать. Там была совсем другая история: затуманивание мозгов, телевизор, сон до обеда... Но тогда я была всем довольна. Выучилась на преподавателя младших классов, в школе работала недолго — слишком велика разница между колоссальными энергетическими и душевными затратами учителя и его мизерной зарплатой. Я стала успешным торговым представителем, получала по тем временам огромную зарплату, и все равно пристрастилась к кредитам. На один из них съездила в Индию — не за просветлением, а чтобы искупаться в расслабленной атмосфере Гоа, что тогда было страшно модно. Но, видимо, какая-то перенастройка в Индии со мной все-таки произошла, и по возвращению оттуда стали происходить удивительные вещи.

Знаете, мне легко верить в Провидение, в Высшую силу, потому что она явно направляет меня. Представьте: я на дне рождения у друзей весело требую подать скорее на стол аппетитную сочную рульку, с наслаждением отрезаю кусочек, кладу его в рот... и меня пронзает ощущение трупного запаха, чего-то тухлого и противного. Нет, с мясом все было в порядке. Просто мой организм отказался его принимать. Трудно было в это поверить. Дома я повторила опыт — результат тот же. От мяса мне становилось плохо. Всю жизнь я думала, что мясо полезно, что если его не есть, будешь болеть, но теперь мое тело протестовало. А тогда вегетарианство не было так распространено, как сейчас, и единственным моим знакомым вегетарианцем был Максим. Правда, это его увлечение пугало меня, я слышала, что он как-то резко изменился, что это чуть ли не заразно и нельзя к нему близко подходить. Тем не менее, через несколько дней своего вынужденного поста я набралась храбрости и позвонила Максиму, чтобы спросить, как живется вегетарианцу на Камчатке.

Мы встретились, и он начал рассказывать мне какие-то странные вещи. Я помню первую реакцию — мысль, что надо от него бежать! Потом Макс познакомил меня со своими друзьями, и моя жизнь кардинально изменилась. Я отказалась от алкоголя, курения, решила сменить занятие. Работала тогда в алкогольной компании, была на хорошем счету и очень удивила директора, сообщив, что увольняюсь, потому что не могу продавать людям алкоголь. Директор предложила: «Василиса, давай мы оплатим тебе психолога!». Правда, потом она же меня поддержала и пожелала успехов. А я отучилась на инструктора хатха-йоги и стала преподавать.

 

Мама — лучший воспитатель, счастье — лучшее лекарство

 

— Став семейной парой, вы продолжали удивлять, дав сыну совершенно необычное для наших мест имя Баларам. Не думали, что ему придется отдуваться за ваш выбор?

Максим:

— Меня немного напрягала советская мода на имена: есть несколько популярных, и все их используют. Типа: «Вот список, выбери что-нибудь себе». Кроме того, в философии йоги есть понятие «трансцендентный звук». Он отличается от материального тем, что несет духовную силу. Мне эта идея понравилась, и я решил, что у моего сына будет имя, имеющее трансцендентный смысл. «Бала» значит «сила», «Рама» — одна из энергий Всевышнего, дарующая наслаждение своим преданным. Я подумал, что это очень крутое имя, и здорово, что мой сын будет его носить. Жена предлагала свои варианты, но мы договорились, что она даст имя второму ребенку, а у меня будет исключительно рекомендательный голос.

Сейчас сыну 6 лет, ему очень нравится его имя. Бывает, сверстники подразнят, но если возникают споры и прения, он сам на них отвечает. Он умеет справляться с трудностями.

— Не ест мяса, не ходит в садик, живет без прививок — какие еще «эксперименты» вы ставите над своим сыном? И что готовите ему в будущем?

Максим:

— Мы не водим сына в детский сад, потому что я убежден, что лучше моей жены никто его не воспитает, и не хочу, чтобы этим занимались какие-то посторонние женщины. Пока у меня есть силы, я готов содержать свою семью, и пусть жена занимается ребенком. Они, кстати, не сидят дома. Сын ходит на шахматы, на английский, на лепку, на бисероплетение и выпиливание, на «Бусинки» и на «Радости», есть у него и гимнастика, и сноуборд, и горные лыжи... Господи, если бы меня в детстве водили на все это, я был бы гениален! — смеется Максим. — То, что ребенку нельзя расти без мяса, это, мягко говоря, заблуждение. А если называть вещи своими именами, то — полный бред, в котором нас убедили.

Фармацевтике и медицине невыгоден человек в двух состояниях — здоровый и мертвый. Следовательно, его надо привести в некое промежуточное положение, испортить здоровье, чтобы он нуждался в услугах фармацевтов и медиков. А для этого необходимо внушить ему, как жить и что есть. Посмотрите, что из продуктов питания рекламируется чаще всего. Никогда, нигде вы не увидите рекламу брокколи или морковки — потому что они полезны. Никто не расскажет, сколько пользы в проростках или крупах. Это проскакивает в специализированных передачах, но в основном рекламируют мясо, колбасы, фастфуд — все то, что разрушает организм.

А ведь по природе люди — не хищники. Когда мы в лесу видим зайчика или олененка, первая реакция будет погладить его, поиграть, а не впиться зубами в горло и вырвать кусок теплой плоти. Зато, если нам встретится куст жимолости — мы не будем любоваться, сразу наберем полную ладонь ягод и в рот. Это инстинктивно происходит.

Прививки мы сыну не делаем и вообще в поликлинике не бываем. Как любой мальчишка, Баларам сорванец, любит погулять и может иногда простыть. Но мы видим, как его привитые сверстники, которые посещают детский сад, болеют вообще постоянно. Тут даже сравнивать нечего.

Василиса:

— Я уверена, что на здоровье ребенка сильнее, чем инфекции, влияют отношения родителей и атмосфера в семье. У нас ребенок почти не болеет. Я поначалу связывала это с грудным вскармливанием, вегетарианством, отсутствием прививок. Но со временем, наблюдая разные семьи и подходы к воспитанию, сделала ценный вывод: болезни ребенка — чистой воды психосоматика. Да, сильный иммунитет играет большую роль. Но если родители недовольны, нервничают, кричат — ребенок берет конфликт на себя и начинает болеть. У нас дома никто не кричит, мы по-другому решаем все вопросы.

На здоровье взрослых тоже влияет их отношение к собственной жизни — много ли в ней радости, довольны ли они? К сожалению, чаще недовольны, потому и больны. На мой взгляд, это от того, что нам с детства задавали фальшивые ориентиры, нам внушали: нужно получить высшее образование, найти высокооплачиваемую работу... Но я вижу массу примеров, когда люди с двумя высшими образованиями и на вполне денежной должности чувствуют себя несчастными. И наоборот: кто-то окончил курсы, творчески занимается любимым делом, счастлив — и получает достаточные для жизни средства.

Всем людям я бы сейчас пожелала именно осознанности. Повышайте свою осознанность! Прислушивайтесь к себе, к своему телу, к своему сердцу — они не обманут.

И в будущем я бы хотела понять, что нравится моему сыну, что делает его счастливым, и помочь ему состояться на его пути. Много читаю и смотрю про разные системы образования. Есть, например, очень успешная система, при которой дети минимум времени уделяют урокам, вообще не получают домашнего задания, зато много времени проводят в активных играх на природе — и из них вырастают самые успешные студенты. Мне бы хотелось, чтобы сын учился именно так. Может быть, придется открыть для этого школу!

 

Неожиданный бизнес

 

— Не так давно у вас появились еще два детища, думаю, можно их так назвать, учитывая, сколько сил и внимания требуют магазин и пекарня. Почему вы решились на такое хлопотное дело?

Василиса смеется:

— Потому что не знали, во что ввязываемся!

Максим:

— Для вегетарианцев и людей, стремящихся к правильному питанию, покупка продуктов в нашем городе всегда была проблемой. Нужно было потратить много времени в разных супермаркетах, чтобы выбрать подходящие. У нас даже было целое сообщество, в котором мы писали друг другу: «Там-то появились хорошие макароны, а там-то — хорошие сырки и т.д.», и мы постоянно перемещались по магазинам и искали то, что нам нужно. Поэтому неудивительно, что родилась идея собрать все вместе, и Василиса с подругой ее материализовали. Ну, а когда появился магазин, пошли очень хорошие благодарные отзывы от покупателей, но почти все задавали вопрос: «А хлеб? Почему вы не продаете здоровый хлеб?». И это звучало так часто, что мы стали изучать тему хлеба. Сейчас достаточно информации о том, что хлеб на дрожжах не полезен, так как закисляет организм. А хлеб на заквасках прекрасно вписывается в концепцию щелочного питания — действенную систему оздоровления. В общем, мы полетели в Новокузнецк, где изучили технологию и рецепты бездрожжевого хлеба, написали бизнес-план и отправили его в фонд поддержки предпринимателей. Но мы совершенно не ожидали, что ответ придет так быстро. И были даже растеряны, когда нам позвонили и сказали: «Ваш проект одобрен. Завтра присылайте счет на оборудование». Завтра! Грант на 500 тысяч рублей! А мы даже не знали толком, какое оборудование нужно... Быстро все выяснили, отправили счет, нам его тут же оплатили — и все. Мы поняли, что обратного пути нет.

И вот уже полгода мы печем хлеб. Я никогда не думал, что меня занесет в эту стезю. Рос в музыкальной семье, окончил музыкальную школу, училище, армию отслужил в оркестре, потом музыка осталась в плане ди-джейства, радио, дискотеки... Хотя — я очень любил кормить друзей, приглашая их в гости. Стряпня — это мне близко.

Да, сейчас пекарня занимает почти все мое время, но я рад, что сложился коллектив из отличных людей, которым тоже нравится это дело, и что мы печем хороший, по-настоящему здоровый продукт. Только бездрожжевой хлеб сохраняет и отдает организму всю колоссальную энергию, хранящуюся в каждом маленьком зернышке. И я очень благодарен моей жене, стремительной и решительной, которая начала все это дело, а я теперь занимаюсь его становлением и развитием.

Василиса:

— Когда открылась пекарня, первое время приходилось туго. Мы работали без выходных, вставали в 4 утра и ложились в полночь. А потом Максим меня отпустил. И я снова ощутила, какое счастье много времени проводить с ребенком! И мне очень нравится моя работа в магазине — она идеальна для меня. И сейчас я просто счастлива. Хотя наш бизнес пока не приносит нам дохода, и надо отдавать кредиты, и Максим продолжает работать с утра до вечера, я очень сильно верю, что все получится. Мы всё для этого делаем, просто у нас нет опыта, мы совершенно «зеленые» бизнесмены. Но мы стараемся. Максим — голова, я — интуиция, так вместе бизнес и ведем.

— Максим, не могу не задать этот вопрос: нет ли ностальгии по радио, по дискотекам 80-х, 90-х?

Максим:

— Иногда приятно вспомнить, но ностальгии нет. Это как прочитанная хорошая книга — отложили и пошли дальше.

Работать на радио было в кайф, потому что «Радио 3» было значимой радиостанцией Камчатки, Петропавловска, и я чувствовал отдачу, знал, что делаю хорошее дело. Моя задача — поднять людям настроение, дать позитивный заряд, помочь отыскать пропажу. Было множество звонков от радиослушателей, и я ощущал обратную связь. Люди приходили, благодарили, что помогли найти паспорт или ключи от машины — спасибо, ребята! И это было приятно.

Но потом радиостанций стало больше, слушатель рассредоточился, обратной связи стало меньше, и в итоге свелось к тому, что сидишь и говоришь в пустоту, ставишь музыку — а для кого? Потом и музыку нельзя стало ставить, появились московские форматы, сетевые станции. В коммерческом плане это, безусловно, выгоднее — либо ты содержишь штат местной радиостанции, либо покупаешь сигнал, где уже все сделано, четко выверено, а роль местных сводится лишь к тому, чтобы поздороваться, рассказать о погоде, дать немножко местных новостей и рекламы, и все. Интерес к работе пропал. И я как вызревшее яблоко сорвался с этой ветки и покатился дальше.

Примерно то же произошло с дискотеками. Раньше был особый азарт — человек к тебе пришел, и нужно создать такую атмосферу, чтобы он сказал: «ВАУ!!! Ты слышал этот трек, ты помнишь эту песню?! Вот это круто!». И это удавалось — я смотрел, что за люди пришли, и находил песни, которые задевали струнки где-то глубоко у них внутри так, что аж дыхание перехватывало. Ко мне подходили, благодарили, что такую песню откопал... Но постепенно дискотеки исчерпали себя. Проект закрылся. Да и у людей, для которых они делались, уже совсем другие заботы и цели, не до дискотек.

И что интересно: раньше моими друзьями были сноубордисты, спортсмены, ди-джеи, директора клубов, радийщики, журналисты... Сейчас — операторы магазинов, администраторы, товароведы, водители, производственники, коллеги по цеху, предприниматели. И радийное прошлое во многом помогает — меня сразу идентифицируют, и половина работы уже сделана. Не надо знакомиться, как-то себя преподносить, проявлять... Меня знают. Отлично все. А я вроде как тоже их знаю — они моими слушателями были. Сейчас мы просто в другом амплуа, и контакт идет гораздо активнее.

И еще помогает, что город маленький. В маленьком городе нельзя быть подонком, потому что репутация дорого стоит, испортить ее можно очень быстро. Я доказал делами, что я не подонок, не негодяй, не обманываю людей и не делаю чего-то неправильного. Мы — открыты, готовы делиться всем, что сами знаем. А что делать с этим знанием, пусть каждый решает сам.

Источник https://kamchatinfo.com/news/detail/17393/