Верхний баннер

В книгах А.Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады (переводах к Священным писаниям, комментариях к ним, других его книгах) читатель встречает слова, которые могут показаться слишком резкими для темы священных книг. Нередко использование подобных слов и выражений ставят в вину Шриле Прабхупаде, ошибочно полагая, будто автор преследовал своей целью унизить чье-то человеческое достоинство, выразить свое пренебрежение и т.п. В частности, отдельно взятые такие высказывания легли в основу заявления прокуратуры г. Томска в 2011 г. о признании книги «Бхагавад-гита как она есть» («Бхагавад-гита» в переводе и с комментариями А.Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады)... экстремистским материалом (в конечном итоге, суд отказался признать древний священный текст запретным материалом).

Предлагаем вашему внимание заключение известного эксперта религиоведа Б.З. Фаликова по данной проблематике. Б.З. Фаликов представляет свое заключение по книгам: «Бхагавад-гита как она есть», «Шримад Бхагаватам» («Бхагавата-пурана») и «Шри Ишопанишад» («Иша упанишада»). Ученый убежден, что в отличие от других индийских проповедников, стремившихся адаптировать индуизм для западной аудитории, Прабхупада пытался сохранить его аутентичный облик, поэтому его переводы и комментарии сохраняют те стилистические особенности, которые были характерны для индуизма в течение многих веков.

Представленные для внепроцессуального консультирования тексты «Бхагавад-гита как она есть», «Шримад Бхагаватам» («Бхагавата-пурана») и «Шри Йшопанишад» («Иша упанишада») представляют собой сакральные книги индуизма. Все они относятся к категории «смрити», то есть «предания», и почитаются многими миллионами индусов как священные. Переводы этих книг на русский сделаны с английского перевода Бхактиведанты Свами Прабхупады (1896-1987), основателя Международного общества сознания Кришны (МОСК). В свою очередь Прабхупада перевел их с древнеиндийского языка санскрита и комментировал в традициях бенгальского вишнуизма, к которому принадлежал.

Тексты это очень древние. Самый древний — «Иша упанишада» относится к числу ранних стихотворных упанишад и была создана за несколько веков до нашей эры. Являясь одним из самых коротких текстов этого жанра (18 шлок-двустиший), она вместе с тем издавна почиталась как авторитетнейшая упанишада и по сей день является частым объектом истолкования. Ее содержание — рассуждения о пути к истинному познанию. В заключительных стихах приводится молитва, обращенная к солнечному божеству, символизирующему высшее начало.

«Бхагавад-гита» входит в 6-ю книгу знаменитого эпоса «Махабхарата» и сложилась в общих чертах в конце первого тысячелетия до нашей эры. Это религиозно-философская поэма, главным героем которой выступает Кришна, воплощение высшего Бога — Вишну. Кришна указывает своему ученику Арджуне способы спасения, среди которых самым ценным является «бхакти» — любовь к Богу и людям. Впоследствии учение о бхакти начинает играть главную роль у вишнуитов (кришнаитов).

«Бхагавата-пурана» была создана позднее, предположительно в IX — X вв. нашей эры на юге Индии. Она является одной из 18 великих пуран и в основном посвящена также Вишну-Кришне. Среди кришнаитов она пользуется особой популярностью, так как в ней учение о бхакти получает дальнейшее развитие.

Особенностью учения Прабхупады было то, что он проповедовал его для западной публики за пределами Индии. Это было связано с тем, что в индуизме на рубеже 19-20 веков произошли реформы, которые стали подталкивать эту религию к отказу от этнической ограниченности. Одним из таких реформаторов был и наставник Прабхупады, который благословил его на проповедь за рубежом.

В отличие от других индийских проповедников, которые стремились адаптировать индуизм для западной аудитории, Прабхупада пытался сохранить его аутентичный облик, поэтому его переводы и комментарии сохраняют те стилистические особенности, которые были характерны для индуизма в течение многих веков. Западному читателю они могут показаться «грубыми и нецивилизованными», но ровно такими же ему показались бы и высказывания какого-нибудь средневекового христианского или мусульманского проповедника. Сравнивая неверующих людей с животными (собаками, свиньями и верблюдами), Прабхупада следует букве и духу самих священных текстов. Такие же сравнения мы можем найти в христианской и мусульманской литературе. Современные христиане (в отличие от мусульман) стараются сглаживать такие высказывания, переводить их на язык аллегорий, а Прабхупада сознательно сохраняет их архаический характер. «Люди, подобные собакам, свиньям, верблюдам и ослам, превозносят тех, кто никогда не слушает повествования о трансцендентных играх Господа Шри Кришны, несущего избавление от всех бед», — переводит Прабхупада 19-ю шлоку из 3-ей главы 2-й песни «Бхагавата-пураны» и соответствующим образом комментирует ее: «Обыкновенного человека, лишенного духовных знаний, „Шримад Бхагаватам“ причисляет к категории собак, свиней, верблюдов и ослов, и это отнюдь не преувеличение». Но его основная задача как проповедника состоит вовсе не в том, чтобы вызвать ненависть к неверующим (только они, но не представители каких-то национальных или религиозных групп, являются объектами его критики), а чтобы пробудить у этих неверующих понимание того, что они заблуждаются. Осознав свою ошибку, они могут поверить в Бога, или хотя бы осознать ограниченность материалистического и атеистического взгляда на мир. «Тот, кто считает „Шримад Бхагаватам“ сектантским писанием, глубоко заблуждается. „Шримад Бхагаватам“ безусловно очень дорог всем преданным Господа (верующим вайшнавам — Б.Ф.), но и непреданные могут извлечь из него пользу, потому что даже они получат возможность вырваться из плена материальной энергии» («Шримад Бхагаватам», комм. к 2-й шлоке 8-й главы 2-й песни). Причем, Прабхупада даже не настаивал, что Господь должен носить имя Кришны, он может зваться и Иисус, и Аллах. Он не избегал диалога с представителями других религий, и одному из них, христианскому священнику отцу Эммануилу, заявил следующее: «Я пришел не учить вас, а только просить: пожалуйста, воспевайте имя Бога. Библия требует от вас того же. Давайте в добром согласии сотрудничать друг с другом и воспевать святое имя, и если у вас есть предубеждение против имени Кришны, повторяйте „Христос“ или „Кришта“ — разницы нет. Даже если вы принимаете внешние обозначения типа „индус“, „христианин“ или „мусульманин“, но при этом просто воспеваете имя Бога, имеющееся в ваших собственных писаниях, вы достигнете духовного уровня».

Для правильного понимания религиозных текстов и комментариев к ним крайне важно знать, какая тема в них является доминирующей. Без этого знания можно легко надергать из текстов различные цитаты и сделать вывод о том, что данная религия носит человеконенавистнический характер. Например, можно вычитать в Евангелии от Матфея такую фразу Иисуса Христа: «Ибо я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человека домашние его» (Матф. 10, 35-36). И сделать вывод о том, что Иисус призывает к разрушению семьи и девиантному поведению. Но это вовсе не так, если знать контекст данного речения Иисуса. А он заключает в себе такую главную идею: любовь к Богу — выше любви даже к ближайшим родственникам, но из этого совершенно не следует, что от родственников следует отрекаться. Что Иисус продемонстрировал и на собственном примере — согласно евангельскому тексту, его мать сопровождала его до крестной смерти на Голгофе.

Аналогичным образом нельзя вырывать из контекста и отдельные фразы переводов и комментариев Прабхупады. Например, он переводит 15-ю шлоку 7-й главы «Бхагавад-гиты»: «Только лишенные разума неверующие, последние из людей, чье знание украдено иллюзией, и которым присуща безбожная природа демонов, не вручают себя Мне». Взятый отдельно, этот стих может быть истолкован, как выпад в адрес тех, кто не верит в Бога. Но если читать это вместе с соседними шлоками, опираясь на комментарии Прабхупады, становится ясно, что он не считает неверующих примитивными идиотами. Напротив, он указывает, что сила иллюзии очень сильна, и преодолеть ее трудно даже очень неглупому человеку. «Не верующие в Бога создатели замыслов иной раз проявляют большой ум и также достойны похвалы, ибо любой обширный план, будь он плох или хорош, требует для своего исполнения умственных способностей» (комм. к 15-й шлоке). Просто ум атеистов, по мнению Прабхупады, занят не тем, или, как он выражается, «не на то направлен». Цель автора, таким образом, не оскорбить, а вразумить.

Можно с уверенностью сказать, что представленные на экспертизу тексты не выражают негативных оценок или установок в отношении каких-либо этнических, расовых, национальных или религиозных групп. Любая религиозная риторика всегда носит повышенный эмоциональный характер, но, как правило, она нацелена на переубеждение неверующих, и призвана избавить их от пагубных заблуждений. Иногда, в случаях религиозного экстремизма, эта эмоциональность может «зашкаливать» и действительно порождать ненависть в отношении тех, кто не исповедует твою веру. Но к переводам и комментариям Прабхупады это совершенно очевидно отношения не имеет. Напротив, доминирующим в них является дух бхакти, то есть любви к Богу и людям. «И из всех йогов тот, кто с великой верой всегда пребывает во Мне, думает обо Мне и служит Мне с любовью и преданностью, тот теснее всех связан со мной и достиг высочайшей ступени совершенства». Так Прабхупада переводит 47-ю шлоку 6-й главы «Бхагавад-гиты», где утверждается примат бхакти над другими способами богопознания. И комментируя эту шлоку, подчеркивает: «Вершиной всех видов йоги является бхакти-йога. Все другие виды йоги — всего лишь средства достижения бхакти».

Вопрос о том, содержится ли в вайшнавских текстах информация, побуждающая к совершению действий против какой-нибудь нации, расы, религии, нуждается в отдельном рассмотрении. Для того, чтобы ответить на него, мало подвергнуть анализу сами тексты (что уже было сделано выше), надо быть знакомым с общественным поведением самих российских кришнаитов. На мой взгляд, оно однозначно свидетельствует о том, что никаких противоправных действий националистического или расистского толка за все годы своего существования в России кришнаиты не совершили. Напротив, они известны своей благотворительной деятельностью. Программу «Пища жизни» кришнаиты осуществляли в условиях вооруженного конфликта на северном Кавказе. Рискуя собственной жизнью, они оказывали помощь тысячам беженцев, кстати, принадлежащим к другим религиям — мусульманству и христианству или вовсе неверующим. И реализовали на практике свое учение о бхакти. Подобное поведение является доказательством того, что священные вайшнавские тексты в переводах Прабхупады не побуждают тех, кто руководствуются ими в своей жизни, к каким-либо экстремистским действиям националистического или расистского характера. Наоборот, они подталкивают их к активному проявлению человечности в межнациональных и межрелигиозных отношениях.

Фаликов Б.З.,

доцент Центра сравнительного изучения религий Российского государственного гуманитарного университета